buy diflucan
buy propecia

PostHeaderIcon Терновый венец Иисуса Христа и другие реликвии короля Людовика IX Святого

venec26 октября 1804 года Поль д’Астрос, священник собора Парижской Богоматери, шел в Национальную библиотеку, что находилась на улице де Ришелье. Ему была назначена встреча с Обеном-Луи Милленом, хранителем Кабинета медалей этой библиотеки. Того же, в свою очередь, за десять дней до этого принял у себя министр внутренних дел Жан Порталис. Министр не стал ходить вокруг да около, а сразу же передал приказ Наполеона вернуть в собор бесценные христианские реликвии, которые во время революции были конфисованы «у проклятых Бурбонов» и выставле­ ны на всеобщее обозрение в здании библиотеки. Точнее говоря, речь шла о том, чтобы вернуть то, что осталось от этих реликвий.

Суть происходившего заключалась в следующем: за несколько недель до коронации в соборе Парижской Богоматери Наполеон решил продемонстрировать Фран­ цузской церкви свою благосклонность. Каноник д ’Астрос, явившись в Национальную би­ блиотеку, получил от господина Миллена перечень под­ лежавших возврату реликвий. Как оказалось, это были бесценные предметы из коллекции короля Людовика IX Святого, и все они были связаны с распятием и погре­бением Иисуса Христа.

К перечню прилагалась большая картонная коробка. В ней-то ошеломленный каноник и обнаружил сваленным в кучу то, что до сих пор считается едва ли не самым главным из реликвий христианского мира. Так в сокровищнице собора Парижской Богоматери оказался Терновый венец — венец из ветвей растения с шипами (терниями), согласно Евангелиям, водруженный на голову Иисуса Христа римскими воинами, чтобы усу­ губить его страдания. Венец всегда был символом силы, правления и почета.

Изготовление его из терновника вместо традиционного лавра, использовавшегося римляна­ ми для плетения венков великим героям, было позорным актом издевательства над Сыном Божьим. Кроме того, в собор Парижской Богоматери посту­ пили частицы Животворящего Креста, на котором был распят Иисус Христос, а также один из гвоздей с этого креста. С тех пор в первую пятницу каждого месяца (в три часа дня), а также в Страстную пятницу католического Великого поста (с десяти утра до пяти вечера) эти ре­ ликвии выносят для поклонения верующим. В другие дни года доступа к этим святыням нет.

Попали эти бесценные реликвии в Париж следующим образом. 128 В 1204 году крестоносцы захватили Константинополь и основали Латинскую империю (фр.Empire Latin de Constantinople, лат.Imperium Romaniae), просущество­ вавшую до 1261 года. Во время правления латинского императора Балдуина П*, восседавшего на троне с 1228 по 1261 год, многочисленные христианские святыни, находившиеся в Константинополе, среди которых был и Терновый венец Иисуса Христа, были проданы королю Франции Людовику IX. Вернее, не совсем так.

Терновый венец (французы называют его Sainte Couronne — Святая корона), принад­ лежащий к группе реликвий, взятых на Голгофе сразу же после распятия Иисуса Христа, с IV до середины XI века был доступен для поклонения в Сионской церкви. По­ том венец вместе с копьем Лонгина, римского солдата, который пронзил подреберье Иисуса Христа, распятого на кресте, перенесли в Константинополь. Латинский император Балдуин II сильно задолжал Венеции и пред­ ложил ей венец в качестве компенсации. Архимандрит Августин (Никитин) по этому поводу пишет: «В “переходные” 1230-е годы Латинская империя ис­ пытывала серьезные материальные затруднения, и Бодуэн обратился за помощью к богатой Венеции.

Деньги были даны, но Бодуэн не имел возможности вернуть Венеции долг. Тогда он обратился за помощью к Людовику IX, и * Baudouin II de Courtenay (1217—1273) — в русской традиции, пере­ нятой из немецкого языка, крестоносцев с подобным именем принято именовать Балдуин, хотя по-французски правильно — Бодуэн. французский король выдал ему нужную сумму.

Бодуэн же пообещал дать ему в залог бесценную святыню — Терно­ вый венец. Однако денег в казне не было, и в 1238 году Людовик IX приобрел венец у Бодуэна II. Венец был переправлен из Константинополя сначала в Венецию, а затем во Францию». Отметим, что французский король Людовик IX был кузеном императора Балдуина И, именно поэтому он и оплатил долг родственника, получив за это бесценную святыню*.

Янник Дюран, главный хранитель отдела предметов искусства Лувра, излагает следующую версию: «В 1238 году молодой Балдуин II де Куртене прибыл во Францию за помощью. Взамен он предложил королю Людовику IX, будущему Людовику Святому, Терновый венец Христа. Людовик Святой согласился и отправил в Константинополь двух доминиканцев, которые, приехав, узнали, что венец уже продан венецианцу Николе Квирино за огромную сумму в 13 134 золотых гиперперона**.

* Людовику IX потребовалось два года, чтобы установить подлин­ ность Тернового венца. Считается, что он был оценен в 135 ООО ливров, что эквивалентно, исходя из цены золота весной 2009 года, примерно 24,2 миллиона евро. Реликвия была приобретена в августе 1238 года, а во Франции она оказалась в 1239 году.

** В изантийский гиперперон равнялся девяти солидам. Сол ид (от лат.solidus — твердый, прочный, массивный) — золотая монета, выпущенная императором Константином. О на весила 1 /7 2 римского фунта (4,55 г). Длительное время солид оставался основной монетой и денежно-счетной единицей Римской империи, затем Византии. Во Фран­ ции солид приравнивался к 12 денье, в Германии — к 12 пфеннигам.

Германизированное название солида — шиллинг, во Ф ранции название солид претерпело изменение и дало название солю, позже — су. В И та­ лии солид стал называться сольдо, в И спании — суэльдо. Во Ф ранции позже 1 ливр равнялся 20 су, а 1 су — 12 денье. 130 священнослужителя сопроводили реликвию до Венеции, ожидая прихода денег от Людовика Святого. В феврале 1239 года священная реликвия могла уже отправляться из Венеции во Францию».

Людовик IX, прозванный Святым за свою веру и благочестие, родился в 1214 году. Он был сыном короля Людовика VIII и Бланки Кастильской, дочери короля Кастилии Альфонсо VIII. Мать Людовика, женщина большого ума и выдающейся силы воли, имела громадное влияние на развитие сына. После смерти мужа, в 1226 году, она стала регентшей и управляла Францией с необыкновенной ловкостью, укрепляя авторитет королевской власти и расширяя свои владения.

Красивый и изящный Людовик интересовался в юности всякими рыцарскими забавами. В 1234 году он женился на Маргарите, дочери графа Прованского. Когда Людовику исполнилось 21 год, он был объявлен совершеннолетним. Вступление короля в управление стра­ ной мало изменило политику правительства: королевская власть была уже так сильна, что Людовику нетрудно было поддерживать свой авторитет в глазах некогда непокор­ ных вассалов.

Терновый венец, полученный от латинского импера­ тора Балдуина II, Людовик IX торжественно встретил 10 августа 1239 года в городке Вильнёв-Аршевек, что в 40 километрах от Парижа. При этом Людовик снял с себя все королевские регалии и обувь, а потом, босой, в одной 131 рубашке, взволнованный и со слезами на глазах, вместе со своим братом Робером д’Артуа и в сопровождении большой торжественной процессии, понес реликвию на плечах. Так 19 августа 1239 года Терновый венец Иисуса Хри­ ста оказался в Париже.

Через два года, в сентябре 1241 года, Людовик IX до­ ставил в свою столицу частицу Животворящего Креста, на котором был распят Иисус Христос, и еще несколько реликвий. Еще через год королевская коллекция попол­ нилась острием копья Лонгина и Святой губкой, которой смачивали губы Иисусу на кресте. Потом в рекордные сроки, то есть за неполных три года, для этих святых реликвий в центре Парижа, на острове Сите, была воздвигнута часовня Сент-Шапелль (Sainte-Chapelle, или Святая часовня) — один из шедевров готической архитектуры, на строительство которого было затрачено еще больше денег, чем та сумма, в которую был оценен Терновый венец Иисуса Христа. С ент-Шапелль п ред ставляет собой часовню-реликварий, выполненную в готическом стиле. Она имеет сравнительно небольшие размеры: 35 метров в длину и 11 метров в ширину. При этом эта часовня, шпиль которой уходит в небо на 75 метров, сейчас занимает третье место по посещаемости в Париже и считается одной из самых красивых небольших готических церквей в мире.

Святая часовня вы строена в изы сканной манере. Ее каменные стены украшены скульптурами, разнообраз­ ным керамическим и живописным декором. Всю часовню опоясывает своеобразный корсет с ажурными мраморны­ ми аркадами, прерываемыми время от времени глубокими нишами. Часовня поделена на два яруса разной высоты, но равной площади. Нижняя капелла (молитвенное сооруже­ ние), открытая для простых богомольцев, была освящена в честь Девы Марии, а верхняя, где молились исключитель­ но члены королевской семьи, — во имя Святого Креста.

В верхнюю капеллу, высота которой достигает 20 метров, можно было попасть прямо из покоев дворца (часовня была воздвигнута в двух шагах от дворца), и там был устроен не­ большой альков (углубление, ниша в стене) для представи­ телей королевской династии. Неф (вытянутое помещение, ограниченное рядом колонн) верхней капеллы знаменит своими великолепными витражами, которые превратили ее в изумительное по красоте подобие драгоценного ларца (подсчитано, что общая площадь витражей, покрывающих Сент-Шапелль, составляет 618 квадратных метров).

За свою легкость, прозрачность и «логику пропор­ ционального строя» Сент-Шапелль по праву считается шедевром французской готики. Архимандрит Августин (Никитин) пишет: «Король повелел собрать лучших “мастеров каменного дела”, как именовались тогда зодчие, и каждому велел представить свой проект. Замысел Пьера де Монтеро сразу поразил воображение, и в 1242 году было решено строить церковь вблизи королевского дворца (нынешний Дворец правосудия). В мае 1243 года была издана булла папы Ин­ нокентия IV, предоставившая привилегии будущей часов­ не. Первый камень ее был положен в январе 1246 года, и немного более двух лет спустя, в апреле 1248 года, она была закончена и освящена».

На самом деле имя архитектора Сент-Шапелль допод­ линно неизвестно. Лишь считается, что им был Пьер де Монтеро, или де Монтрёй, один из самых выдающихся зодчих XIII века, которого по аналогии с учеными богос­ ловами называли «каменных дел доктором». Также считается, что Людовик IX испытывал чуть ли не фетишистское пристрастие ко всевозможным мощам и святыням. Именно поэтому приобретение реликвий, связанных с Иисусом Христом, для которых и была по­ строена часовня Сент-Шапелль, вполне достойная их, он считал самым большим успехом своего правления. И его можно понять: для этого короля приобретение Терново­ го венца и других реликвий открывало возможность не только удовлетворить свои личные религиозные чувства, но и утвердить за Францией пальму первенства среди католических государств Европы.

Во время правления Людовика IX королевство жило в мире, однако очень скоро начали поступать тревожные вести с Востока. Там в 1244 году «неверные» в очередной раз захватили Иерусалим и почти полностью разорили Палестину. И тогда Людовик решил отправиться в Святую землю с целью освобождения Гроба Господня.

Так начался Седьмой крестовый поход. Получив в аббатстве Сен-Дени хоругвь, перевязь и по­ сох паломника и испросив в Лионе благословение папы, Людовик с крестоносцами прибыл в сентябре 1248 года на Кипр. На острове рыцари перезимовали, а весной 1249 года экспедиция направилась в Египет. Там Людовик захватил крепость-порт Дамиетту. Двинувшись дальше, он подошел к крепости Эль-Мансура, но силы крестоносцев к тому времени уже были существенно ослаблены раздора­ ми и беспорядками.

Во время отступления их к Дамиетте сарацины нагнали Людовика и взяли его в плен. Свое пленение король переживал с истинно христиан­ ской кротостью, а когда египетский султан предложил ему свободу в обмен на выкуп, он ответил, что французский монарх свободу за деньги не покупает. После этого он предложил правителю Египта за свою свободу Дамиетту.

Договор об обмене был заключен, однако его выполне­ нию помешало убийство султана его же приближенными. После этого «неверные» долго не могли выбрать нового правителя Египта и даже предложили корону Людовику, но тот гордо отказался, чем привел сарацинов в немалое изумление. Лишь после этого они решили, наконец, вы­ полнить заключенный ранее договор, и Людовик обрел долгожданную свободу.

В мае 1250 года король отплыл из Египта, но остался еще на четыре года в Сирии, дожидаясь новых подкре­ плений. Он поддерживал христиан в Палестине, строил отношения с азиатскими правителями, вел работы по укреплению Яффы, Кесарии и Сидона. Слава о нем бы­ стро распространилась по Ближнему Востоку и сулила ему много выгод, однако, получив известие о смерти матери (она умерла в ноябре 1252 года), Людовик вер­нулся во Францию, которая радостно встретила своего монарха.

Неудача Седьмого крестового похода ничуть не охла­ дила энтузиазма Людовика IX, и в марте 1270 года он от­ правился в Тунис, надеясь на обращение в христианство местного султана. Там, ожидая прибытия своего младшего брата Карла Анжуйского, он долгое время бездействовал. К сожалению, как и в египетской компании, климатиче­ ские условия Туниса были слишком тяжелыми для евро­ пейцев.

В результате в войске начались болезни. Умер сын короля Жан-Тристан, граф де Невер. 3 августа заболел и сам Людовик, а 25 августа 1270 года его не стало. Альбер Гарро в своей книге «Людовик Святой и его королевство» пишет: «На первый взгляд оба крестовых похода Людовика Святого могут показаться бессмысленной тратой фран­цузских и христианских сил, борьбой, закончившейся почти полным поражением. Король умер на чужой земле, и не как мученик, как ему хотелось бы, или в схватке во главе своих отрядов, а от унизительной болезни.

Он был слишком упорным, чтобы уехать на родину, в то время как видел, что его силы подходят к концу, и знал, по всей вероятности, что обратно уже не вернется». Тело Людовика IX было перевезено Карлом Анжуйским на Сицилию и погребено в соборе Монреале, в южном пригороде Палермо. Там и сейчас в алтаре, посвященном Людовику, хранится урна с частью его останков. Другая же их часть была перенесена в усыпальницу французских королей в Сен-Дени.

В 1297 году Людовик IX специальной буллой папы Бонифация VIII был провозглашен святым. Именем свя­ того Людовика теперь названо множество католических храмов как во Франции, так и за ее пределами, в том числе церковь Святого Людовика Французского в Москве, расположенная на улице Малая Любянка. В 1305 году, во время провозглашения папой Климента V (в миру Бертрана де Го), король Филипп IV Красивый, прибывший на церемонию, получил согласие на перенос в Сент-Шапелль черепа Людовика IX Святого при усло­ вии, что монахам Сен-Дени останутся его зубы и нижняя челюсть.

По всей видимости, сердце короля тоже было передано в Сент-Шапелль. Сейчас это выглядит дико, но в XIV веке считалось законным и даже весьма достойным, чтобы голова коро­ ля была перенесена в то место (Sainte-Chapelle — Святая часовня королевского дворца), которое само почиталось caput regni (главой королевства). Филипп Красивый заказал известному парижскому золотых дел мастеру Гийому Жюльену великолепный ре- ликварий, который вместе с черепом короля-праведника доставили в Сент-Шапелль.

Собор Парижской Бого­ матери также получил свою часть реликвий — ребро Людовика IX Святого. Альбер Гарро по этому поводу пишет: «17 марта 1306 года, во вторник после Вознесения, голова Людовика Святого и часть мощей были перенесены в Париж при великом стечении народа. Король поместил 137 мощи рядом с Богоматерью, а череп Людовика отправил в Сент-Шапелль.

Это перенесение стали традиционно праздновать по вторникам после Вознесения: в этот день августинцы служили мессу в Сент-Шапелль, а начиная с 1309 года по приказу короля шестьдесят доминиканцев и шестьдесят францисканцев приходили туда праздновать день Людовика Святого». После этого раздаривание останков Людовика IX Святого продолжилось.

Так, например, Филипп IV Кра­ сивый и его преемники отдали фаланги пальцев королю Норвегии Хакону Магнуссону для церкви, которую тот воздвиг в память о святом короле на острове Тюсоен, близ Бергена. В числе первых получателей были также монахи-доминиканцы из Парижа и Реймса, аббатства Ройомон и Понтуаз. Королева Бланка Шведская также получила несколько костей для монастыря Святой Бри­ гитты в Вадстене… После этого еще много веков сильные мира сего де­ лили останки святого короля. Что удивительно, подобное обращение со святыми мощами было в те времена не только не исключением, но и нормой.

Вернемся теперь к реликвиям, находящимся в Па­ риже. На Терновом венце, хранящемся в соборе Парижской Богоматери, кстати, нет ни одного шипа. Дело в том, что Людовик IX, прославленный король-крестоносец, человек благочестивый и богомольный, эти шипы (а их 138 было около семидесяти) довольно щедро раздавал, вот ни одного и не осталось. Несколько шипов, например, хранится в Ватикане, много других разошлось по всему миру в качестве даров соборам и храмам. Частицы креста, на котором был распят Иисус Христос, попали в коллекцию Людовика IX Святого в конце сентя­ бря 1241 года.

Эта реликвия была украшена драгоценными камнями и позолотой, однако после революции, в апреле 1794 года, все представлявшее ценность для разоривших собрание Национальной библиотеки, куда королевские реликвии были перенесены для всеобщего обозрения из часовни Сент-Шапелль, было похищено. Камни пропали, а драгоценные оклады были переплавлены. Чудом удалось спасти от разграбления лишь деревянные части креста, и они-то и хранятся ныне в соборе Парижской Богоматери.

Кстати сказать, остальные его части находятся ныне в Тулузе, в Анжу, в аббатстве Сен-Гилем-ле-Дезер в Эро, а также в Бельгии, Италии, Германии и Испании. Что касается гвоздей, которыми Иисуса Христа при­ бивали к кресту, то они были отвезены в Рим. Сделано это было императрицей Еленой, матерью императора Константина, которая занималась раскопками в Святой земле и обнаружила остатки нескольких деревянных крестов, объявив, что один из них и есть тот самый, на котором был распят Иисус Христос.

По преданию, в пути начался страшный шторм, и императрица, дабы унять его, бросила один гвоздь в Адриатическое море. Оставшиеся три гвоздя император Константин использовал потом во время военных действий — два в шлеме и один в уздечке своего коня. Сейчас есть немало гвоздей, претендующих на то, чтобы считаться гвоздями из Святого распятия.

Большинство из них — копии или подделки реальных гвоздей. В настоящее время один гвоздь, как мы уже говорили, хранится в Париже, второй гвоздь находится в соборе города Карпантра на юго-востоке Франции. Еще два хра­ нятся в Италии. Гвозди эти давно являются предметами споров историков: ведь их должно было остаться всего три, а не четыре… Французский хронист Гийом де Нанжи, один из монахов Сен-Дени, в своем «Жизнеописании Святого Людовика» рассказывает нам о пропаже и обретении в 1232 году Святого гвоздя. Он пишет: «Святой гвоздь, один из тех, которыми был распят Господь наш […] выпал из сосуда, в котором хранился, когда тот сосуд подносили для целования паломникам, и потерялся среди множества людей, целовавших его в третий день мартовских календ [28 февраля]; но потом случилось великое чудо, и его нашли и с великой радостью и ликованием вернули в упомянутую церковь первого апреля.

И надо сказать о той печали и скорби, которую святой король Людовик и его благородная матушка коро­ лева Бланка испытали в связи со столь великой потерей. Когда король Людовик и королева-мать узнали о пропаже такого сокровища и что случилось это со Святым гвоздем в их царствование, они сильно опечалились и сказали, что более горького известия не могло и быть, и ничто иное не могло заставить их так сильно страдать. По причине 140 такого горя добрый и благородный король Людовик, не в силах совладать с собой, стал громко восклицать, что пусть бы уж лучший город его королевства был до основания разрушен […]

Он повелел огласить по всему Парижу, на улицах и площадях, что если кому-то ведомо что-либо о пропаже Святого гвоздя и если кто-то нашел его и утаил, то пусть немедля вернет и получит за него сто ливров от самого короля. Что еще сказать? Тревога и печаль, вызванные пропажей гвоздя, были повсюду тако­ вы, что не описать. Услышав известие о пропаже Святого гвоздя и призыв короля, парижане сильно взволновались, и множество мужчин, женщин, детей, клириков, школяров возопили громким голосом, обливаясь слезами, бросились в церкви, чтобы обратиться за Божьей помощью в столь великом горе. И рыдал не только Париж, но и все жители Французского королевства, узнав о пропаже святого и дра­ гоценного гвоздя.

Многие мудрые люди опасались, как бы по причине этой горестной утраты, случившейся в самом начале царствования, не последовали великие беды или эпидемии и как бы это не стало предзнаменованием гибели (не дай Бог) всего тела Французского королевства». П ариж ский гвоздь хранится ныне внизу креста- реликвария, под стеклом, а частицы Ж ивотворящего Креста — в верхней его части, за золотой пластиной с греческой надписью, удостоверяющей первоначальную принадлежность святыни византийскому императору Мануилу Комнину.

Копье Лонгина, которым был пронзен Иисус, долго хранилось в Иерусалиме. Потом, опасаясь сарацин, ре­ 141 ликвию спрятали в Антиохии, где она и была найдена. Поначалу реликвию отнесли в Иерусалим, потом — в Кон­ стантинополь, где она находилась в храме Святой Софии. После падения Константинополя император Балдуин II передал острие копья Людовику IX Святому, а тот перенес его в Париж, в часовню Сент-Шапелль, где оно храни­ лось рядом с Терновым венцом Иисуса Христа и другими священными реликвиями. Другая часть копья оставалась в Константинополе до 1492 года.

После того, как турки захватили город, султан Баязет прислал древко в богатом реликвариуме папе Иннокентию VIII. Относительно Святой губки, которой смачивали губы Иисусу на кресте, можно сказать следующее. Эта релик­ вия попала в коллекцию Людовика IX Святого вместе с острием копья Лонгина. После «революционного» разгра­ бления 1794 года обе эти реликвии пропали.

По данным Жака-Огюста-Симона Коллена де Планси, исследовавшего в XIX веке этот вопрос, часть губки со следами крови Иисуса хранится в Риме, в церкви Святого Иоанна Ла- терана. Помимо этого, на наличие у себя Святой губки указывают церковь Сен-Жак в Компьене, аббатство Флёри и еще несколько храмов. Что касается фрагмента копья Лонгина, то он хранится ныне в соборе Святого Петра в Риме. Считается, что эта реликвия попала туда в XVIII веке из Парижа.

Во время Великой французской революции часовня Сент-Шапелль была закрыта. Некоторое время она исполь-142 зовалась как хлебный склад, а затем была приспособлена под судебный архив. Начиная с 1790 года не раз подни­ мался вопрос о ее сносе, но, к счастью, это варварское мероприятие так и не было осуществлено. Архимандрит Августин (Никитин) рассказывает: «Буря французской революции 1789 года не прошла бесследно и для этого храма.

Пострадали украшения фа­сада, погибли некоторые стекла витражей… Исчезли и священные реликвии, которые король собирал всю жизнь и помещал в Святую часовню. Среди них находились части­ца Креста Христова, фрагмент камня от Гроба Господня, лоскут от погребальных пелен Христа, его багряница, привезенная из Египта, и многое другое. Теперь то немногое, что уцелело после революци­онного разгрома, хранится в разных местах: в соборе Парижской Богоматери находятся остатки реликвий, а часть церковной утвари — в Национальной библиотеке, в Кабинете медалей.

Реликвии заключены и в полом шаре, под крестом, увенчивающим шпиль Святой часов­ ни. А большую ювелирную раку, где некогда хранились реликвии, переплавили в 1789 году. После революции во Франции, когда часовню закрыли, Терновый венец Спасителя перенесли в Национальную библиотеку». Янник Дюран, главный хранитель отдела предметов искусства Лувра, уточняет: «С самого начала революции сокровища Сент-Шапелль стали объектом угроз, а 2 ноября 1789 года Конституцион­ ная ассамблея провозгласила национализацию церковных ценностей. Однако в 1791 году Людовик XVI постановил, что все реликвии, собранные Людовиком Святым и его последователями, должны быть собраны в аббатстве Сен-Дени. Они были туда доставлены 12 марта 1791 года.

А через два года, 12 ноября 1793 года, сокровища Сен-Дени и Сент-Шапелль были свалены на телеги и доставлены в Конвент, объявивший отечество в опасности. После этого все они были отправлены в переплавку […] 25 апреля 1794 года реликварий Тернового венца также был отправлен в переплавку, а сам венец был передан в Кабинет медалей Национальной библиотеки. В это же время частицы Животворящего Креста также были очи­ щены от драгоценных украшений, сделанных Людовиком Святым, и следы самой реликвии потерялись.

Лишь десять лет спустя каноник д ’Астрос смог забрать в Кабинете медалей для собора Парижской Богоматери Терновый венец и несколько других реликвий, оказавшихся в На­ циональной библиотеке в 1794 и 1795 годах». Таким образом, лишь в 1804 году благодаря конкор­ дату между Наполеоном Бонапартом и римским папой сохранившиеся реликвии, попавшие в Париж старания­ ми набожного короля Людовика IX, были возвращены кардиналу Жану-Батисту де Беллуа, ставшему в 1802 году парижским архиепископом.

В 1806 году Терновый венец и другие святы ни, запаянные в специальные стеклянные капсулы, были размещены в сокровищнице собора Парижской Бого­ матери, заново освященного в 1804 году специально для коронации Наполеона папой Пием VII. Там они хранятся до сих пор. Специальный реликварий для Тернового венца был в 1862 году пожертвован императором Наполеоном III. Данный реликварий, изготовленный Эженом-Эмма- нуэлем Виолле-ле-Дюком*, выполнен в форме средневе­ ковой королевской короны, покоящейся на массивной подставке с литыми изображениями трех царственных особ, преем ственно обладавших Терновым венцом: императрицы Елены, императора Латинской империи Балдуина II и Людовика IX Святого, держащего в руках доставленную в Париж святыню.

Такова история святынь Страстей Христовых: Тер­ нового венца, копья Лонгина, частей Животворящего Креста и многих других. После взятия и разграбления Константинополя рыцарями-крестоносцами все эти бес­ ценные реликвии тем или иным путем оказались в Евро­ пе, в частности во Франции. Это, по сути, расхищение святынь почти не было документировано. Единственное, что известно относительно точно, — это судьба Тернового венца. Гораздо сложнее обстоит дело с частицами Живот­ ворящего Креста, на котором был распят Иисус Христос, с гвоздями с этого креста, со Святой губкой, а также с погребальным полотном Спасителя, которое именуется в настоящее время Туринской плащаницей.

* Эжен Эммануэль Виолле-ле-Дюк (1814—1879) — французский архитектор, реставратор, искусствовед и историк архитектуры. Среди важнейших его работ можно отметить собор П арижской Богоматери, аббатство Сен-Дени, часовню Сент-Шапелль и другие средневековые памятники.

С 1853 года — генеральный инспектор церковных построек Франции. 145 Кстати сказать, упомянутая Туринская плащаница — это полотно шириной 1,10 метра и длиной 4,36 метра, в кото­ рое, согласно преданию, Иосиф Аримафейский завернул тело Иисуса Христа после его смерти. В ней Иисус был похоронен в пустой гробнице, которая была вырублена в скале, находившейся на земле Иосифа Аримафейского, около сада вблизи Голгофы. До разграбления крестоносцами Константинополя, то есть до 1204 года, плащаница хранилась в этом городе в храме Святой Софии. После падения Константинопо­ ля она была «обретена» во Франции в 1353 году: граф Ж оффруа де Шарни объявил, что плащаница находится у него (до этого она тайно хранилась у тамплиеров, но орден был распущен в 1312 году).

Вначале плащаница была выставлена в городе Лири во владениях графа де Шарни. Вскоре в Лири народ повалил валом. Кусок ткани, пропитанный кровью и потом Иисуса Христа, — разве могла быть для христиан реликвия дороже? Епископов Анри де Пуатье и Пьера д’Арси подобное рвение прихо­ жан в конце концов возмутило; они сетовали на то, что верующие перестали почитать реликвии города Труа и все разом подались в Лири… Будучи человеком властным, Пьер д’Арси решил положить конец паломничеству, но семейство де Шарни обратилось за поддержкой к папе Клементу VII, и тот разрешил паломничество…

В 1452 году плащаницу выкупил герцог Людовик I Савойский. Он хранил ее в Шамбери, где она пострадала при пожаре 1532 года. После переноса столицы в Турин в 146 1578 году плащаница стала храниться в специальном ков­ чеге в городском соборе Святого Иоанна Крестителя. Туринская плащаница открывается для обозрения паломников раз в четверть века. В последний раз это произошло летом 2000 года. Тогда ее успели увидеть более миллиона человек. Соответственно, в следующий раз плащаницу предполагается выставить в 2025 году.

В дни Туринской Олимпиады 2006 года в подземной части Туринского кафедрального собора при помощи компьютерной графики было выставлено виртуальное изображение плащаницы, а также устроена экспозиция, посвященная ее истории. История плащаницы, являющейся сейчас собственно­ стью Ватикана (до 1983 года она была собственностью Савойской династии), полна чудес и загадок. В частности, в 1898 году, когда она была выставлена на обозрение, фотограф-любитель Секондо Пиа сделал снимки и вдруг обнаружил на негативах человеческий лик. По словам историка Алена Деко, «фотографии мастера Пиа, когда их опубликовали, произвели сенсацию». Тут же верующие сделали вывод, что на плащанице отпечатались лик и тело Иисуса Христа, а посему Туринская плащаница стала цениться как одна из важнейших реликвий христианства. При этом

Католическая церковь официально не признает плащаницу подлинной. Ален Деко по этому поводу пишет: «Со времен Средневековья, когда плащаница попала во Францию, ученые разделились на два противополож­ ных лагеря. Одни признавали ее подлинной, и по поводу пятен на ней — по правде говоря, не очень четких — они заявляли, что это следы крови или пота, отпечатавшиеся достаточно хорошо потому, что тело Иисуса перед погре­ бением было смазано ароматическими мазями. Другие же категорически это отрицали, утверждая, что пятна — дело рук художника-фальсификатора, жившего в XIII веке, который во всем признался одному епископу […] Папа даже издал специальную грамоту, в которой плащаница называлась обыкновенной подделкой».
газпромавиа

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Статистика

Яндекс.Метрика
2 826 просмотр(ов)