buy diflucan
buy propecia

PostHeaderIcon Сердце королевы Анны Бретонской

9 января 1514 года в замке Блуа умерла Анна Бре­тонская — герцогиня Бретани, королева Франции, жена двух сменивших друг друга королей — Карла VIII и Лю­ довика XII из династии Валуа. 16 февраля тело Анны было похоронено в традици­ онной для погребения королей и королев Франции усы­пальнице базилики Сен-Дени, что в северном пригороде Парижа. Однако по личному завещанию королевы ее сердце было доставлено в родной город Нант в золотом, украшенном эмалью реликварии.

Там, 13 марта 1514 года, оно было размещено на гробнице герцога Артура III, ее дяди. А 19 марта оно было торжественно перемещено в собор Сен-Пьер-Сен-Поль (как сказали бы по-русски — в Петропавловский собор) и расположено в мраморной гробнице ее родителей — герцога Бретани Франциска II и наваррской принцессы Маргариты де Фуа. По свидетельствам современников, присутствовавшие при этом стояли на коленях и плакали. Это говорит о том, что Анна Бретонская была очень популярна еще при жизни, а после смерти она стала почти легендой.

Сердце королевы, символ Бретани, было помещено ровно посередине между гробами ее отца и матери. Реликварий для сердца Анны Бретонской имеет оваль­ ную форму. Он представляет собой ларец, сделанный из тонко выделанного золота и увенчанный короной, со­ ставленной из девяти лилий и девяти цветков клевера. Высота драгоценной реликвии составляет 15 сантиметров, ширина — 12,5 сантиметра.

Одна из стихотворных надписей на внешней поверх­ ности реликвария гласит: В этом маленьком сосуде Из тонкого чистого золота Покоится величайшее сердце, Какого небывало ни у одной другой дамы на свете; Имя ее Анна — Дважды королева во Франции , Герцогиня бретонцев, Царственная и суверенная.

Реликварий (золотой ларец овальной формы) для сердца королевы изготовил неизвестный придворный ювелир из Блуа, возможно, по рисунку знаменитого ху­дожника и декоратора конца XV — начала XVI века Жана Перреаля.

После Великой французской революции, в 1792 году, по приказу Конвента реликварий с сердцем Анны Бретон­ ской конфисковали, сердце выбросили (оно так и не было найдено), а золотые части вместе с другим церковным имуществом отправили на переплавку на монетный двор. Не менее страшная участь ждала и гробы ее родите­ лей. Эмиль Сувестр в статье о достопримечательностях Нанта пишет: «Свинцовые гробы с останками Франциска II и Марга­ риты де Фуа […] были разорены во время революционного террора, их расплавили, чтобы отлить из них пули!»

К счастью, сам реликварий (в отличие от его содер­ жимого) все же удалось спасти, переправить в Париж и сохранить в Национальной библиотеке, а в 1819 году, после Реставрации, его вернули в Нант. Эмиль Сувестр рассказывает: «Эта драгоценность, случайно спасенная от революци­ онного вандализма, не получила никакого ухода.

Лишь в 1824 году она оказалась в руках привратника городского муниципалитета, который сохранил ее в старом комоде вместе с драгоценностями своей жены». После этого золотой ларец, некогда вмещавший серд­ це Анны Бретонской, кочевал по разным музеям, пока 18 апреля 1896 года он не был размещен в музее Добре (Musee departemental БоЬгёе)

* — одном из главных исто­ рических музеев города.

Анна Бретонская, герцогиня Бретани, графиня Нант­ ская и де Ришмон, графиня де Монфор-л’Амори и д’Этамп, виконтесса Лиможская, королева Франции, супруга двух сменивших друг друга королей Франции и самая богатая женщина Европы своего времени, родилась в Нанте 25 января 1477 года.

* Меценат Тома Добре (1810—1895) в августе 1894 года завещал свой дворец, построенный в XIX веке Виолле-ле-Дюком в стиле англий­ ских замков, и коллекции департаменту Нижней Луары (ныне Луара А тлантическая) для организации государственного музея. Его воля была выполнена.

В следующем году Тома Добре умер, а в 1896 году открылся для публики его музей. С этого же года там был размещен золотой ларец для сердца Анны Бретонской — главный экспонат музея и одна из важнейших общенациональных реликвий. С раннего детства Анна воспитывалась как наследница герцогства, посвященная во все тонкости политики. Ее учили французскому языку, латыни, греческому и различным техническим искусствам; при этом она получила также дамское воспитание, была обучена музыке, выши­ванию и плетению кружев. Как это всегда бывало в те времена, очень рано стал вопрос о том, кому юная герцогиня отдаст свою руку и сердце.

Но в данном случае этот вопрос возник еще до формального объявления Анны наследницей (сыновей у Франциска II и Маргариты де Фуа не было), так как ее отец не хотел, чтобы Бретань была поглощена Францией, а посему искал такого зятя, который смог бы противо­стоять могущественному соседу. Первоначально Франциск II обратился к такому естественному союзнику, как Англия.

Нареченным же­нихом четырехлетней Анны, согласно подписанному в мае 1481 года договору, считался одиннадцатилетний принц Уэльский, сын короля Эдуарда IV (1470—1483). После смерти отца в 1483 году юный принц на короткое время стал королем Англии под именем Эдуарда V, но вскоре был низложен своим дядей герцогом Глостер­ ским, который объявил короля и его младшего брата незаконными детьми, а сам стал королем Ричардом III (1452—1485). После этого Эдуард V пропал без вести (предположительно он был убит в тюрьме Тауэр).

Та же судьба постигла и его младшего брата Ричарда Йоркско­ го, который, согласно договору, обручился бы с Анной в случае смерти Эдуарда. 154 Еще одним английским женихом мог стать находив­ шийся в это время в Бретани амбициозный претендент на престол Генрих Тюдор, граф Ричмонд (1457—1509). В 1485 году он высадился в Англии, победил Ричарда III и стал королем Генрихом VII, но совсем не интересовал­ся перспективой брачного союза с Бретанью, поскольку условием признания его прав на престол был брак с дочерью Эдуарда IV Елизаветой Йоркской.

Другими претендентами на руку Анны были эрцгерцог Австрийский Максимилиан фон Габсбург (1459—1519), близкий друг отца Ален д’Альбре и Людовик Орлеанский (1462—1515), сын герцога Орлеанского и будущий король Людовик XII, который к тому времени уже был женат помимо своей воли на некрасивой и бездетной Жанне, дочери короля Людовика XI.

Бретонские сословия перво­ начально поддержали кандидатуру Максимилиана фон Габсбурга, будущего императора Священной Римской империи, однако успешные действия французских войск в 1487 году укрепили в борьбе за руку бретонской наслед­ницы позиции короля Франции Карла VIII. 28 июля 1488 года войска Франциска II потерпели по­ражение от французского короля под Сент-Обеном, что прекратило «Безумную войну» между Бретанью и Фран­цией. По условиям мирного договора в Верже герцог был вынужден обещать не выдавать замуж своих дочерей Анну и Изабо без согласия на то французского короля.

9 сентября 1488 года Франциск II скончался после неудачного падения с лошади, и одиннадцатилетняя 155 Анна стала герцогиней Бретани. После этого начался династический кризис, почти немедленно приведший к новой французско-бретонской войне.

Первые стычки этого конфликта произошли уже в 1489 году. В этих условиях советники Анны решили срочно най­ти ей независимого жениха и форсировать заключение с ним соглашения о браке. Кандидатура была выбрана все та же — Максимилиан фон Габсбург.

Однако тот, к своему глубокому огорчению, не смог лично приехать за невестой. Пришлось прибегнуть к практике бракосочета­ния по доверенности. В результате 19 декабря 1490 года в Ренне был заключен заочный брак, после чего Анна стала законной супругой престолонаследника Священной Римской империи.

Естественно, французы восприняли этот брак как на­ рушение договора в Верже. Кроме того, они сочли это откровенно недружественным актом — Священная Римская империя в то время была враждебна Франции. Весной 1491 года после ряда побед войска Карла VIII осадили Ренн, где находилась только что заочно вышед­ шая замуж юная правительница Бретани. Всю остальную территорию герцогства они уже контролировали. На сей раз руки Анны стал домогаться лично король Карл VIII (1470—1498), сын Людовика XI, прозванный Любезным.

Максимилиан фон Габсбург не успел прийти на по­ мощь своей заочной жене, и после тяжелой осады ис­ тощенный Ренн сдался. После этого Анна вынуждена 156 была согласиться расторгнуть свой заочный брак и стать французской королевой. При этом она горько плакала, но все же объявила: — Скажите французскому королю, пусть приезжает посмотреть на меня. 15 ноября 1491 года был заключен мир, и Анна была помолвлена с Карлом VIII в Ренне.

После этого она от­ правилась в замок Ланже, где должна была произойти ее официальная свадьба с французским королем. Австрий ские послы тут же заявили протест, утверждая, что этот брак противоречит церковным законам, так как Анна уже замужем за Максимилианом. Максимилиан тоже открыто выразил свое возмущение «грабежом невесты».

Несмотря на это, б декабря 1491 года в Ланже состоялось бракосо­ четание Анны Бретонской и Карла VIII из рода Валуа. Уже 15 февраля 1492 года законность этого брака была подтверждена папой Иннокентием VIII. Надо сказать, что Карл VIII был просто уродлив даже по сравнению с тем же Людовиком Орлеанским, но Анна, как ни странно, довольно быстро примирилась с этим. Их брачный договор предусматривал, что тот супруг, который переживет другого, сохранит власть в Бретани. Если же Карл VIII умрет, не оставив сыновей, то Анна должна была выйти замуж за его преемника. Этот договор фактически делал неотвратимой аннексию Бретани Францией.

Отправляясь в Ланже, чтобы выйти замуж за Карла VIII, Анна демонстративно взяла с собой из Ренна две кровати — в знак того, что не собирается спать вместе с 157 французом, насильно взявшим ее в жены. Со временем, впрочем, как мы уже говорили, Анна сделалась весьма привязанной к супругу. 8 февраля 1492 года Анна была коронована в Сен-Дени, причем муж запретил ей носить наследственный герцог­ ский титул Бретани, претендуя на него в своем праве. Почти все правление Карла VIII Анна прожила в замках в Амбуазе, Лоше или Плесси.

После того как Карл VIII взял Неаполь, Анна номинально стала еще и королевой Неаполя. У Анны за семь лет было семь беременностей от Карла, но живыми родилось только четверо детей. При этом ни один из них не пережил раннего детства. В частности, старший сын, дофин Карл-Орлан, родившийся 11 октября 1492 года, умер в трехлетнем возрасте от кори, вызвав безутешное горе обожавших его родителей. Кстати ска­ зать, именно это несчастье сблизило их. Их следующие дети — Карл-младший, Франсуа и Анна — не прожили и месяца.

7 апреля 1498 года Карл VIII неожиданно погиб в замке Амбуаз, ударившись лбом о косяк низкой двери. Считается, что причиной смерти стал апоплексический удар. В результате трон занял опальный герцог Людовик Орлеанский, представитель Орлеанской ветви династии Валуа, правнук короля Карла V Мудрого. Он стал королем Людовиком XII, и теперь он, по условиям того же контракта, должен был жениться на Анне.

К тому же, как пишет биограф Анны Анн-Мари-Жозеф Требюше, он «понимал, что женитьба на юной вдовствующей королеве была единственной возможностью неразрывно связать Бретань и Францию». Его жена, Жанна Французская, дочь короля Людови­ ка XI, была жива, и новому королю предстоял развод, который было достаточно легко обосновать — супруги состояли в недопустимо близком по церковным канонам родстве, — однако на санкцию папы требовалось опреде­ ленное время.

Анна попыталась воспользоваться этим и 19 августа 1498 года в Этампе согласилась на брак с Людовиком при условии, что он добьется развода в течение года. По свидетельствам современников, ничего не имея про­тив Людовика лично, она стремилась при помощи этого условия получить дополнительные политические возмож­ности в своих наследственных владениях.

После этого Анна вернулась в родную Бретань. На родине владетельная герцогиня, которая наконец- то снова смогла носить этот титул, назначила верного ей Филиппа де Монтобана канцлером Бретани, созвала Генеральные штаты и приказала начать чеканку монеты со своим именем.

За осень—зиму 1498 года она объездила все герцогство, и во всех городах вассалы устраивали ей торжественный прием, надеясь на восстановление поли­ тической мощи страны. Тем не менее еще до нового 1499 года папа Александр VI расторг союз Людовика XII и Жанны Французской, и уже 8 января Анна Бретонская вступила в новый брак и снова 159 стала королевой Франции.

Во время бракосочетания она была одета в белое, что тогда еще было в Европе необыч­ ным, так как белый цвет считался траурным цветом, но именно с этой свадьбы началась перенятая сначала фран­ цузами, а потом и жителями других стран традиция для невесты носить белое платье. Уже 14 октября того же года у Анны родилась дочь, известная как Клод Французская.

За плечами Людовика XII был большой политический опыт, и он не был прямолинейным упрямым юношей, подобным Карлу VIII. После вступления на престол он, по крайней мере поначалу, с большим искусством начал добиваться компромиссов в отношениях с феодалами и крестьянами.

Несравненно более гибко он повел себя и с доставшейся ему от Карла женой. Более того, ранее, бунтуя против короля, он выступал на стороне Бретани и был лично знаком с Анной, сам сватался к ней, а посему их отношения еще до брака были очень даже неплохими. Согласно подписанному накануне свадьбы новому брачно­му контракту, Людовик с самого начала признал за Анной титул герцогини Бретани, а сам пользовался лишь титу­лом герцога-консорта.

Все решения, касавшиеся Бретани, теперь издавались от имени герцогини Анны. Биограф Анны Анн-Мари-Жозеф Требюше отмечает: «Анна, формируя новые связи, не забыла своих поддан­ ных, интересы которых всегда были объектом ее внима­ ния. Особым соглашением она добилась того, что Бретань стала управляться, как во времена герцогов, а также того, что ее права и привилегии стали соблюдаться». Несмотря на это, Анна не оставляла мечты вырвать свою страну, в которой она была столь популярна, из-под влияния французской короны.

Уже с 1501 года она начала самостоятельные переговоры о браке своей дочери Клод с Карлом Люксембургским, внуком Максимилиана Австрий­ ского, который когда-то был ее «заочным мужем». Клод и Карл, будущий император Священной Римской империи и король Испании Карл V, тогда были еще совсем маленькими детьми (Клод не было и двух лет, а Карлу едва исполнился год).

Формально этот брак сыграл бы на руку Франции, ведь в Итальянских войнах австрийские Габсбурги, которым должна была вскоре достаться Ис­ пания, были ее союзниками. Однако в случае, если бы у Людовика и Анны не осталось сыновей, Габсбурги со временем заполучили бы Бретань. А это не только бы умерило аппетиты Франции, но и вообще поставило бы ее под прямую угрозу — со всех сторон королевство ока­залось бы окружено владениями австрийского дома. Несмотря ни на что, Людовик XII и Анна Бретонская жили счастливо, и французский двор, как ни странно и невероятно это звучит, стал одним из самых добропоря­ дочных дворов в Европе.

При этом у короля и королевы долгое время был только один выживший ребенок — девочка Клод, и лишь в 1510 году родилась еще одна дочь, названная Рене. В этой обстановке Людовик XII, первоначально одобривший проект Анны, разорвал помолвку Клод и стал готовить ее 161 брак со своим двоюродным племянником Франсуа Ангу- лемским, который был следующим в очереди к трону по прямой мужской линии династии Валуа.

31 мая 1505 года это требование было включено в завещание Людовика XII, а через год Клод и Франсуа были помолвлены. Это вы­ звало резкий протест королевы, которая упорно не давала согласия на этот брак, требуя, чтобы Клод или выходила за Карла Люксембургского, или лишалась наследства в пользу своей младшей сестры Рене. Людовик не смог ничего этому противопоставить, и до конца жизни Анны Клод оставалась незамужней.

К концу 1513 года здоровье королевы сильно ухудши­ лось: она страдала от камней в почках. Через пятнадцать лет и один день после брака с Людовиком XII, 9 января 1514 года, Анна Бретонская скончалась в замке Блуа. Похо­ роны не просто королевы-супруги, но и правительницы соседней державы прошли с необычайной пышностью и продолжались сорок дней (похоронные церемонии Карла VIII заняли лишь двадцать три дня).

Как и свадь­ба Анны, ее похороны стали образцом для аналогичных церемоний во французском королевском доме. Людовик XII скончается 31 декабря 1514 года. Клод Французская, старш ая дочь Анны, выйдет замуж за Франсуа Ангулемского, который станет королем Фран­ ции Франциском I, и она принесет ему в качестве при­ даного герцогство Бретань. Так Бретань, которую так любила Анна Бретонская, окончательно станет одной 162 из провинций Франции. Впрочем, это уже совсем другая история…

Согласно наиболее устоявшейся в историографии точке зрения Анна, прозванная впоследствии «доброй герцогиней» и ставшая одной из центральных фигур в истории Бретани, была умной, образованной и искушен­ ной в политике женщиной. С подросткового возраста до конца своей недолгой жизни она сделала все, чтобы ее страна оставалась максимально независимой от француз­ ской короны, однако обстоятельства в конечном итоге сложились против нее. Сохранилось немало описаний внешности Анны и ее портретов.

Многие из них, впрочем, представляют ее черты лишь в аллегорическом виде. Так, например, Анна, послужила моделью аллегории Правосудия на могиле ее отца в Нанте. Во времена Людовика XII ее писали в образе Девы Марии, несущей мир и союз Франции и Бретани. Изображения Анны времен Карла VIII не показывают никаких характерных портретных черт — в то время она еще не считалась самостоятельной фигурой, а была лишь тенью мужа. Обычно ее изображают блондинкой.

Одна нога Анны была короче другой, что влекло за собой хромоту. Для скрытия этого дефекта она носила на короткой ноге более высокий каблук, фактически став создательницей первой ортопедической обуви. Дзаккария Контарини, венециан­ ский посол, в 1492 году описал ее следующим образом: 163 «Королеве семнадцать лет, она небольшого роста, тонка и заметно хромает на одну ногу, хотя и носит обувь на вы­ соком каблуке, чтобы скрыть недостаток. У нее хороший цвет лица, и она весьма миловидна.

Острота ума приме­ чательна для ее возраста, и стоит ей решить что-нибудь сделать, она стремится этого добиться любым способом и любой ценой. Она ревнива и чрезмерно страстна к Его Величеству королю, так что уже давно очень редко так бывает, чтобы супруга его не спала с ним вместе, и так успешно это получается, что каждые восемь месяцев она бывает беременна».

Слова «острота ума примечательна для ее возраста» приобретают еще больший вес, если учесть, что в дей­ ствительности Анне было не семнадцать, как полагал посол, а только неполных пятнадцать лет.

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Статистика

Яндекс.Метрика
928 просмотр(ов)