buy diflucan
buy propecia

PostHeaderIcon Джузеппе Гарибальди

24Папа Пий IX вначале считался либералом, и итальянцы видели в нём человека, который может объединить страну. Когда папа обманул их ожидания, давняя неприязнь, которую «красный генерал» питал к католическому клиру, лишь укрепилась. «Я никогда не был страстным сторонником короля! Это было потому, что прежде монархи вредили Италии. Я реалист, и поэтому сейчас вместе со своими людьми хочу поступить в распоряжение короля Сардинии, который стремится возродить нашу страну. Я готов отдать ему всю мою кровь. Да здравствует Италия! Да здравствует король!» — заявил он в своей пламенной речи. Однако уже скоро состоялось унизительное поражение при Кустоцце, где сардинские войска не смогли победить менее численных австрийцев. Стало ясно, что война проиграна. Эта неудача не заставила Гарибальди прекратить борьбу. Вместе с товарищами он высадился в Папской области, в обществе которой уже давно росло напряжение: слишком умеренные реформы не удовлетворяли радикалов. Когда дело дошло до восстания, глава правительства был убит, а охваченный ужасом папа бежал в Гаэту.

Радикалы захватили власть в Риме и провозгласили светскую Римскую республику. В ответ понтифик призвал католические страны защитить его государство. В Риме начали готовиться к войне. Молодая республика почти не располагала военными формированиями, которые на поле боя могли бы представлять собой хоть какую-то силу; исключение составляли лишь примерно 1 тысяча «краснорубашечников» Гарибальди и 600 кавалеристов из Ломбардии. Несмотря на ожесточённое сопротивление, республиканцы не имели никаких шансов против значительно более численной и лучше подготовленной французской армии, и спустя три недели враг вступил в Рим. Гарибальди призывал к продолжению сопротивления: «Сейчас счастье избегает нас, но ведь завтра оно снова нам улыбнётся.

Я покидаю Рим — кто хочет продолжать войну, пусть идёт за мной. У кого имя Италии не только на устах, но и в сердце — пусть идет за мной!». Попытка партизанской войны не удалась. После вступления в Папское государство австрийской армии ситуация сменилась с тяжёлой на отчаянную. Преследуемый австрийцами Гарибальди с несколькими товарищами прорвался в Равенну, а оттуда отправился в Ниццу. В 1850 г. ставший персоной нон-грата в большинстве европейских стран Гарибальди отплыл в Соединённые Штаты. На протяжении нескольких последующих лет он командовал торговым судном, совершавшим рейсы из Калифорнии в Китай — и отчаянно скучал. В конце концов, в 1853 г. у отставного генерала появилась возможность вернуться на родину: новый премьер-министр королевства Сардиния Камилло Бенсо ди Кавур, проводивший антиавстрийскую политику, начал добиваться возвращения Гарибальди в Италию.

Тот прибыл в Геную в 1854 г., однако в политическую деятельность втягиваться не спешил. Знаменитый «красный генерал» поселился на маленьком островке Капрера у побережья Сардинии и вёл размеренную жизнь. Однако период спокойствия подходил к концу. В 1858 г. Кавур уговорил Наполеона III поддержать Турин в случае войны с Австрией. Взамен Франция получала Савойю и Ниццу, а Виктор Эммануил II присоединял Ломбардию и Венецию к Сардинскому королевству. После переговоров с Наполеоном III Кавур рассказал о планах войны Гарибальди и попросил его о помощи. Гарибальди тут же приступил к организации добровольцев под девизом: «Да здравствует Италия и Виктор Эммануил! Чужеземцы — прочь из Италии!». Он встретился с королём, и интеллигентный, остроумный и красноречивый правитель завоевал уважение прямолинейного моряка.
Песнь о вещем Олеге

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Статистика

Яндекс.Метрика
1 815 просмотр(ов)