buy diflucan
buy propecia

PostHeaderIcon Бамако, или африканские заметки

БамакоБамако – столица африканского государства Мали. Лучше всего смотреть на этот город сверху. Для этого нужно подняться на гору Пуэнже, подпирающую его с севера. И подниматься нужно рано утром, пока солнце не печёт во всю силу. Гора невысокая, вытянутая, как многие горы в Мали. Ведёт на неё автомобильная дорога, проложенная для туристов. По обеим сторонам шоссе растёт высокая, ярко-зелёная трава, тянутся заросли колючих кустарников. Иногда встречается весёлое деревце карите, кустарник кенгелеба – сухой, невзрачный, колючий с жёлтыми листочками.

Усыпанная красным гравием дорога понемногу ведёт меня вверх. Бродит между деревьями стадо коров. Пастух в остроконечной плетёной шляпе сидит в тени дерева. Коровы почти как наши, только ростом поменьше, зато рога длиннее.

На вершине горы я остановился и стал смотреть на город. Ни один звук не долетал сюда. Неподвижно висели в небе облака, замерли ветки и листья деревьев – готовился жаркий день, но уже в десять часов утра по местному времени с меня скатывались крупные капли пота, я постоянно вытирался носовым платком.

Яркой полосой блестел на противоположном конце города Нигер. Река округло извивалась ленивой широкой лентой, делилась на рукава, обтекала зелёные островки и уходила за далёкие лиловые и голубые холмы.

Город протянулся по левому берегу Нигера. Каким он кажется чистеньким и зелёным отсюда с горы! (В самом городе всё совсем не так – население составляет 2000000 человек, добавьте к этому недавнюю эпидемию Эболы, и становится ясно, что лучше всего пребывать не в этом человеческом муравейнике, а стоять на горе, в стороне.) Разрезан прямыми улицами на прямоугольные кварталы – картье. Тускло посвечивают голубые крыши глинобитных домов. В центре города торчит тонкий шпиль католического собора, левее – мусульманская мечеть, а гораздо дальше, на самом берегу Нигера – высотное здание в Бамако, шестнадцатиэтажная гостиница, в которой я временно остановился. Голубоватый дымок слоится над африканскими кварталами города – жаровни, жаровни, жаровни…

На обратном пути, спускаясь с горы, я обнаружил одну разновидность диких африканских плодов. На пышно разросшимся кусте висели крупные малиновые шишки, казавшиеся съедобными и даже вкусными, на первый взгляд. Я сломал несколько веток и понёс их домой.

Дорога, по которой я спускался, соединялась с другой дорогой, ведущей с горы Кулубы. По той дороге спускались на базар в город торговки с тазами фруктов на голове. Я пошёл рядом с ними, показал им ветки с малиновыми шишками.

— Акани, акани, — закивали они головами. – Это очень вкусно!

Внизу в городе мне попались по дороге мальчишка с сумкой, старик со связкой прутьев, девочка с бутылкой молока. Я всем им (придурок!) показывал ветку с шишками, и все они кивали головами, говорили:

— Акани, акани. Очень вкусно!

Дома я вымыл шишки с мылом, потом с марганцовкой, потом просто водой безо всего. Вкус у них оказался точно таким же, как у пробки из-под шампанского или шипучего вина, которой затыкают бутылки. Ну, может, чуточку кислее.

Уж лучше бы я их на стенку повесил для красоты.

Кстати, как называется это растение, я так и не узнал.

Источник фотографий

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Статистика

Яндекс.Метрика
473 просмотр(ов)