buy diflucan
buy propecia

PostHeaderIcon Вильгельм I Завоеватель

106ruНападения скандинавских грабителей повсюду сеяли панику. При известии о приближении их длинных ладей — драккаров жители побережья Англии бросали своё имущество и убегали вглубь суши. Со смертью графа Годвина связана интересная легенда. По-видимому, именно он был виновен в убийстве брата Эдуарда Исповедника — Альфреда. Когда король на пиру обвинил графа в убийстве, тот, держа в руке ломоть хлеба, ответил: «Пусть я подавлюсь этим хлебом, если убил Альфреда!». Положил хлеб в рот и, подавившись, действительно вскоре умер. Анонимный биограф Эдуарда Исповедника так описывает в «Viva Edwardii» его возвращение в Англию в 1042 г.: «Когда блаженной памяти Эдуард вернулся из Франции, сопровождали его многие мужи того народа, и все благородного происхождения.

А так как он был господином целого королевства, то удержал их при себе, осыпал многими почестями и сделал их своими советниками и управляющими в королевском дворце». Чтобы укрепить государство, Вильгельм поддерживал Церковь — так, он был основателем мужских и женских монастырей. В период его правления наступило возрождение нормандского духовенства. Чреватый последствиями визит Гарольда к Вильгельму отражён в нормандских свидетельствах. Вильгельм из Пуатье — биограф Вильгельма I Завоевателя — подробно описывает обстоятельства принесения присяги. Кроме того, на знаменитом ковре из Байё сцена посвящения в рыцари, клятвы и присяги является одним из ключевых элементов всего произведения. Английские источники молчат о поездке Гарольда в Нормандию.

Единственным следом, который может свидетельствовать о правдивости нормандских летописей, является фраза из «Viva Edwardii», говорящая о том, что Гарольд отправился в Нормандию, где был «чрезмерно щедр на клятвы». Одним из выдающихся представителей нормандской церкви был Одо, брат Вильгельма и епископ Байёский, часто помогавший герцогу советом и поддерживавший его в трудную минуту. Вильгельм собрал около 7000 человек, из которых от 4000 до 5000 человек составляла пехота, а остальную часть — рыцари и их конные оруженосцы. Норманны начали медленно отступать перед англосаксами. Среди норманнов распространился слух о гибели Вильгельма — ещё немного, и всё войско бросилось бы врассыпную. Чтобы опровергнуть это, герцог снял с головы шлем, открыв лицо; он кричал бегущим: «Смотрите на меня! Я жив и с Божьей помощью одержу победу! Что за безумие вынудило вас бежать?». Разъярённый трусостью некоторых рыцарей и их оруженосцев, находившийся среди воинов епископ Одо бросился, размахивая палицей, заворачивать бегущих с поля битвы. Распространение паники, наконец, удалось остановить, и вернувшиеся в бой норманны начали истреблять англосаксов, которые бросили свои позиции на холме, увлёкшись преследованием противника. Но исход битвы решился позднее — когда очередная атака проломила центр английского войска и несколько норманнских рыцарей смогли добраться до Гарольда и его свиты.

Королю Англии был нанесён смертельный удар. «Когда день подходил к концу, английская армия знала, что, без сомнения, не сможет сдержать напора норманнов. Англичане видели, что понесли ощутимые потери, что погиб сам король со своими соратниками и многими магнатами королевства, что у тех, кто ещё сражался, уже не было сил, что не было надежды на помощь. Видели норманнов, которые не понесли значительных потерь, а угрожали им ещё больше, чем вначале, как будто обрели в сражении новые силы, видели ярость герцога, который не щадил никого, кто ему сопротивлялся, видели отвагу, которая могла отдохнуть только после победы.
Такси Отрадное

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

Статистика

Яндекс.Метрика
1 246 просмотр(ов)